ИСКАТЬ
регистрация
отзывы туристов
рассказы туристов
заявка на поиск тура
погода на курортах
вопросы и ответы

Отдых в Египте: поездки в Петру и Иерусалим

Страны / Отдых в Египте / Шарм-Эль-Шейх / Рассказы туристов
Первым делом об ощущениях – звуках, запахах, цветах. Запах горячего песка в жарком тяжелом воздухе, от жары такое марево, что воздух становится текучим и зыбким подобно пескам пустыни на вершинах барханов. Тихо шелестящие подсохшие пальмовые листья, прозрачное до белизны небо и лазурное море.

Северная Африка в мае совершенно удивительна. Всё вокруг раскалённое и зыбкое, будто меняющее свои очертания и сущность. Магия. И вездесущие, построенные на синкопах мелодии, завораживающие и притягивающие внимание как солнечные блики на поверхности воды.

Наш отель напоминал сказочный дворец, так что совершенно не было необходимости подключать воображение, чтобы ощутить себя героем арабской сказки, стоило только пройти по окружающей территории, когда чуть отступит дневная жара. Мягко рассеивают свет магрибские фонари на стенах, неспешно журчат струи фонтанов.

Я обратила внимание, что архитектура восточных фонтанов не признаёт сильных струй и крутых каскадов, они неторопливы и плавно текучи, тихи и завораживающи. Сгущается ночь, от чего мягкий ореол светильников становится чётче, музыка – загадочнее, даримая фонтанами прохлада – ощутимее. Стены отеля кажутся совершенно белыми, хотя под раскалённым дневным солнцем казались нежно-терракотовыми.

Среди ночи отправляется наш автобус в Петру (Иордания). Однообразная ночная трёхчасовая поездка, ведь из пейзажей за окном только белеющая пустыня, освещённая доносящимся с трассы светом, затем часовая паромная переправа, и мы уже в Иордании. Дорога через невероятной красоты пустыню Вадирум. Ранним утром цвет скал совершено невыразительный, блёклый, то полинявший кирпичный, то затёртый серый, то выгоревший жёлтый, как шерсть верблюда. Иногда видны зелёные прожилки – это выходы меди.

Все эти четыре невыразительных цвета в моём сознании навсегда слились с африканской пустыней, с Синаем. Это её определяющие цвета, ведь природа не зря в процессе эволюции подарила ей именно это сочетание. Оно действительно красиво и стоит того, чтобы его увидеть, поскольку фотография не в состоянии это передать. Однако это далеко не все сюрпризы. Главные пустыня приберегла на потом.

Из-за гор солнца ещё не видно, хотя оно уже встало. Момент появления солнца над горами – потрясающий и поразительный, потому что солнце совершенно белого цвета, как расплавленное серебро. Выгоревшее небо по сравнению с ним даже начинает проявлять какие-то оттенки голубизны, а солнце восходит ослепительным пятном неправильной формы, овальной и расплывшейся.

Петра могла бы быть причислена к семёрке чудес света XXI века, так же как римский Колизей, Тадж-Махал и Мачу-Пикчу. Этот набатейский город, спрятанный в глубине пустыни среди гор, нашли совершенно случайно, благодаря сбившемуся с курса вертолёту. Мы движемся за гидом по узкому и глубокому красному ущелью – высохшему руслу реки, довольно длительное время, вдруг гид командует нам снять очки, что мы послушно и делаем.

Буквально два шага до поворота, и просвет узкой расщелины открывает нам вид на храм. Он нам прекрасно знаком по изображениям во всех путеводителях. Восторженные крики мы даже сдерживать не стали! Дальше было ещё удивительнее: русло всё расширялось, каньон окончился, и мы увидели вырубленный в скалах город поразительного розово-кораллового оттенка… Храмы, жилища, амфитеатр, колонны… Как жаль, что мы в Петре всего один день!

Ужинали на территории отеля в ливанском ресторанчике. Одетый в национальную одежду неторопливый официант вот уже 20 минут как принял наш заказ. Стол украшает резной восточный светильник с горящей свечой. Свет от неё уютный и какой-то домашний. Да и вечер нежный, тёплый. На ещё не почерневшем небе тонкий силуэт молодой луны и с левой стороны от него яркая звезда – живая исламская символика.

Бархат ночи, спокойное тёплое освещение, на столах белоснежные скатерти, на стене – большой плазменный экран с клипами красивых арабских песен, угол занят небольшой каменной печью, в которой печётся национальный хлеб, напоминающий лаваш. Запах свежеиспечённого хлеба и жарящегося мяса дополняют, не перебивая, вкус ночного воздуха. Между столиками по центру двора – традиционный фонтанчик. Невысокий, украшенный мозаикой, журчащий негромко и нежно.

Тёплый терпкий воздух напоён его влагой. Здесь предусмотрено всё для блаженства души. Стоит заметить, что это непременный восточный атрибут комфорта. Развитые страны Запада больше внимания уделяют удобству, продуманности, облегчающим быт новинкам технического прогресса, уникальности поражающего воображение дизайна. Может быть это и правильно, но мне более комфортно в окружении этой тонкой восточной роскоши. Настоящей, а не созданной модным дизайнером "по образу и подобию".

А через пару дней – Иерусалим. За окнами автобуса всё время что-то важное, даже заснуть боишься, чтобы ничего не пропустить. Раннее утро. Вид на Иерусалим с Элеонской горы: купол мечети Омара и древние стены. Через 20 минут проходим в Яффские ворота. Здравствуй, старый Иерусалим! Наш путь лежит по Виа Долороса к знаменитому Храму Гроба Господня. Грязная и тесная улица с расположенными на ней жуткого вида лавочками с убогими сувенирами по виду похожа на пыльный рыночек, может оттого, что крытая. Как-то быстро вышли по ней к Храму.

В нём уживаются 6 конфессий, одна из них даже эфиопская. Хотя вид как в убогой деревенской избе: кружевные салфетки и цветы. А над головой – разрушенные и закопчённые своды. Да простит Господь, всё сделано для какого-то неестественного, запрограммированного экстаза: удушающий запах ладана, свечей, здесь Христос проходил, вот тут споткнулся (место отмечено), здесь опирался рукой о стену (а стене всего-то лет 50) и тому подобное.

Гид объясняет это всё довольно невнятно – да, дом недавней постройки, а метка как-то сама объявилась (можно подумать, яснее стало). И через каждое толковое предложение гид, скороговоркой и понижая тон, объясняет, что все данные, конечно, не подтверждённые, но раз евреи именно здесь молятся, значит, всё происходило именно здесь и именно так.

После возвращения домой читаю о путешествии И. Бунина по Иерусалиму и начинаю совершенно по-иному оценивать город. Даже не принимая во внимание исторические памятники, хотя, как мне кажется, Бунин увидел примерно так же. Но с точки зрения истории все библейские сюжеты действительно произошли на этой древней земле. И Понтий Пилат, и Суламифь, и царь Давид, и Христос со своими апостолами, и казнь Его. И абсолютно не важно, где именно находится Голгофа – в этом храме или ещё где-то.

Элеон, Гефсиманский сад, Моавские горы, Кедронова долина, пустыня Эль-Хот. Они все здесь. Два тысячелетия назад и Он был здесь, видел всё это, к чему-то обязательно прикасался. Совсем недалеко отсюда Назарет, Вифлеем, Иерихон. Все эти древние легендарные события – они были именно здесь, и день был такой же солнечный, и жара наверняка была такая же – песчаная, известняковая. Оливы так же зеленели за городом, и голуби так же ворковали, так же изнывала от зноя земля. И ты понимаешь: для того, чтобы душой принять увиденное, нужно было побывать на этой земле и посмотреть на всё своими глазами.

Иерусалим – небольшой город, площадью всего 1 кв. км. Планировка – как одного большого дома, говоря словами Бунина – наслоениями, башня на заборе, забор на крыше, этаж на этаже. Для одних эта стена является забором, для других она же – подпорка под верхний этаж. Города неухоженный и беспорядочный. Может, это и правильно, что не нарочито вылизанный и гладко причесанный? Жизнь продолжается в том же виде, как и все эти 2 тысячи лет, конечно, с учётом атрибутов современности: машин, мобильных телефонов, спутниковых антенн.

Муравейник – это, очевидно, и есть суть города, вряд ли он станет другим, этот древний библейский город. Чтобы его понять, нужно побывать здесь самому, без воспоминаний о туристических легендах и рассказов гидов. Увидишь, конечно, то же самое, зато восприятие будет отличаться.

Отдельное и не самое лучшее впечатление – о Мёртвом море. Мне оно напомнило озеро Сиваш (по крайней мере, место нашей остановки соответственно программе). Судя по расположенным рядом большим отелям – место это курортное. Длительное и красноречивое описание гидом достоинств косметики Мёртвого моря само по себе было подозрительно, а когда он довольно навязчиво подвёл нас к дверям определённого магазина, стало понятно – это всего лишь такой бизнес. Море (хотя как житель Крыма хочу сказать, что таки это и не море вовсе, бухточка какая-то сомнительная, таки да!) пахнет отвратительно.

Запах не моря, а каких-то идущих с его дна газов. Места выхода газов по дну огорожены шлангами, чтобы не наступить. Всё дно покрыто большими шариками соли, так что идти больно. Плавать тоже не получается, можно только сидеть на поверхности воды, такая у неё большая плотность. Не мне судить, может это полезно и правильно, но почему-то грустно. Было единственное желание – выбраться поскорее из этой огромной лужи, вымыться под душем и скорее добраться до своего комфортного отеля. Хотя это моё личное мнение, и оно может оказаться ошибочным.

Вполне вероятно, что моё впечатление от этой поездки отличается от того, какое мнение сложилось у других туристов. Я просто хотела описать своё опыт и личные ощущения.

Эльза, 11 ноября 2011

Комментарии:

О какой северной Африке идет речь? Синай не относится к Африке!
Дата публикации: 05 мая 2012 - Автор: Vladimir G
Запятая там не зря стоит. Путь из египеских курортов до Иордании лежит через Синайский полуостров. Предложение стоит читать: "с африканской пустыней И с Синаем". А еще было бы хорошо если бы коментарии к расскажу были по сути рассказа, а не придирки к мелочам. А то так Вы еще его на правописание проверять начнете. Не думаю что это будет полезной информацией для туристов.
Дата публикации: 12 мая 2012 - Автор: Эльза
Новый комментарий:
Добавить >>
Смотрите также:
Что это за место?