ИСКАТЬ
регистрация
отзывы туристов
рассказы туристов
Поиск тура
погода на курортах
вопросы и ответы

Часть седьмая... Верхом на Мтацминде

Страны / Отдых в Грузии / Тбилиси / Рассказы туристов
"А вот день выдался, не в пример вчерашнему – абсолютно сумрачный и по осеннему пасмурный."
Часть седьмая... Верхом на Мтацминде

Окончание предыдущей части: «…Уже дома (ближе к ночи), за чашкой горячего чая и здоровенным ломтём имеретинского сыра, анализируя прошедший день, я дал себе зарок – во что бы то ни стало – завтра же, оказаться на Мтацминде и совершить, все те благоговейные и ритуальные манипуляции, которые я себе напридумывал с прошедшего утра…»

(Предыдущие части читайте ЗДЕСЬ - НА МОЕЙ СТРАНИЧКЕ)

Новый день не заставил себя ждать! В обычное октябрьское утро, в тот ранний час, когда просыпающийся и немного продрогший за ночь мир, еще похож на старое, потемневшее и выцветшее фото, я открыл глаза. А спустя несколько секунд, потраченных на их фокусировку, и рождению первой мысли, я уже был готов, с головой окунулся в предстоящий день. Неподвижность моего тела, отсутствие внешних - видимых, постороннему глазу - движений, парадоксально отразилось на внутренних, скрытых истечениях моей ментальности. Мгновенно включилась вся мощь мужского ума, с его аналитическим потенциалом, бульдозерной прямотой аристотелевской логики и силой жизненной мотивации. Терабайты информации, считываемые мозгом с запасников памяти - океаническим приливом хлынули в подкорку, заставляя синапсы гудеть от многократно возросшего напряжения, а мозговую ткань лихорадочно пожирать, депонированную еще со вчерашнего ужина - глюкозу. Мысль, сформировавшаяся, благодаря такому умственному скоротечному форсажу, ударной волной пронеслась по всему телу, но была большей частью блокирована на подходе к голосовым связкам. Поэтому во внешний мир прорвалось, только еле слышимое: "- О-о-у-ух-ты-ы... Сегодня на Мтацминду!!!"

В принципе, торопиться не было необходимости, поэтому кое как уместившись в старой чугунной ванне, я на полчаса погрузился не только в горячую воду и но и в повествование – записанной на плеер – аудио книги. Затем холодный душ, горячий сырный омлет, не менее горячий чай и вот, я уже в дверях - нашей с Гочей - квартирки, готовый ко всяким приключениям. Кстати, Гоча всегда был сторонником всех моих планов и начинаний и как всегда пытался подсказать мне лучший и кратчайший маршрут. Всё было бы хорошо, но я напомню, что познания грузина в русском языке, а мои, в свою очередь – в грузинском – были на уровне первых двух страниц карманного разговорника. В общем, не добившись от меня понимания, Гоча позвал одного из вчерашних пареньков – Георгия, который постарше и поразговорчивее и попросил его сопровождать меня и в этот раз. Я конечное дело, был настроен на единоличное покорение Святой горы, что и пытался объяснить. Но перед уговорами Гочи, которые сводились, к визуальным картинкам – вытаращиванию глаз, их же закатыванию, глубоких театральных вздохов и темпераментных взмахов руками – устоять не смог. И вот, в несколько подсокращённом коллективе, начав своё движение, мы через пятнадцать минут быстрой ходьбы, уже были на нужной остановке, а ещё через полчаса – непосредственно и наконец то – на самом верху горы Мтацминда. Вот тебе и весь «бон вояж»! Хотя, если честно, я ещё намедни решил, что вчерашнее приключение имеет скрытый смысл и в любом случае – позитивный итог. Но сегодня другой расклад и другие впечатления!

А вот день выдался, не в пример вчерашнему – абсолютно сумрачный и по осеннему пасмурный. К тому же будни, к тому же ранние часы… В общем, когда мы вышли из автобуса и развернулись двух-звеньевой цепью для прогулки, мы обнаружили, что в самом парке нет ни души! По крайней мере, в течение последующего часа, мы ни встретили, ни кого. Зато я, наконец-то, встретился с «чёртовым колесом», до которого, во вчерашнем сумасшедшем подъёме, не хватило каких-то сорока метров вверх! Сейчас же, гигантское сооружение нависло надо мною, во всей своей окольцовано-возвышенной красоте!..

Но вот незадача – в такие будничные, непогожие дни, парк всегда закрыт, и никто не собирался меня «покатать» на самом главном аттракционе. Уж я и кричал, и стучал, и по хулигански залез сначала, на само колесо, затем за стеклянные заграждения, разделяющие, простёршуюся под ногами бездну – от бетонной платформы колеса обозрения.

И там, зависнув между мирами, в мальчишьем порыве, подвывал омолонским лосем, во время гона! В своём радостном возмущении, я несколько потерял чувство страха и перебрался на другую сторону тонких и скользких перил. Некстати занялся мелкий дождик. Зато, какое было чувство полёта! Как раз такое, какое я себе и напридумывал со вчерашнего дня. Сидя на жердочке, как легковесный птах, я чувствовал себя небесным, горним жителем и задыхался от острого восторга. Далеко внизу простирался город… Умытый осенним дождём он нехотя просыпался, зябко кутаясь в мокрую простыню тумана. «– Кр-ррасота-а-а!..» Утолив своё «созерцательное либидо», я уже более осторожно спрыгнул назад, и немного постояв с распростёртыми руками на границе Земли и Неба («…остамлённые руки вольно в ширки раскину, а ногами в долину, хай накрые туман…»), удовлетворённо выдохнул: «– Дело… сделано!»

Затем наш путь, продолжился до телебашни «Анза», одиноким титаническим перстом указывающим в небо. Чем ближе, тем сильнее требовалось закидывать голову назад. У самого подножья, даже максимальное разгибание шеи, до ломоты, не помогало и приходилось ещё прогибаться в позвоночнике, что бы охватить всем взглядом высоченное сооружение, похожее на химеричное трёхногое существо.

У самого треугольного основания, я увидел ограждение, и выглянувший из будки охранник, внутрь – нас, к сожалению – не пригласил. Аппелируя к правилам, запрещающим проход на эту территорию «лицам славянской национальности»… Шучу!.. На самом деле, как мне было объяснено, сие место – что-то вроде стратегического объекта. На сколько это являлось правдой, мне узнать не удалось, ибо кроме нас троих – на всей территории – я так и не обнаружил ни одного человека. Что ж… не велика беда – визуальных картинок, в том числе и запечатлённых моим фотоаппаратом, было предостаточно. Хотя, конечно же…посетить смотровую площадку телевышки, если такая имелась, было бы неизгладимым впечатлением. Всё же высота в 277 метров, плюс высота самой горы, дали бы впечатляющий вид на город. Впрочем, для этого на Мтацминде имелся фуникулёр, но в это день, он разделил участь всех других развлекательных комплексов.

За час мы облазили все закоулки парка, который по замыслу художников и архитекторов, был сделан в стиле волшебного города. Здесь было место и фантастическим инсталляциям, со скульптурами сказочных существ, и детским кафе, и уютным сладкарницам, где подают кофе и сладости, и обычным ресторанам, и удивительным по красоте фонтанам, в которых можно искупаться. Но это всё, было бы неоспоримо – в прекрасный летний день, исполненный неги, солнца, праздношатающейся толпы и визжащих от восторга детей.

Сумрачность дождливого дня, фигуры сказочных существ, при полном отсутствии людей, странная тишина и вид, утонувшего – в молочном киселе – города…придавало этому месту, жутковатую загадочность, а окружающая нас явь, выглядела ирреальной и тревожной. Не как в детских сказках, а как в апокалипсических фильмах–катастрофах. Чем и делалось, для меня, особенно привлекательным. Потому что фантастические рассказы и иллюзии – моя страсть с самого детства.

Это чувство усиливалось, когда в абсолютной тишине, мы проходили мимо столиков кафе, таких уютных, но таких пустых и одиноких…мимо стеклянных холодильников, наполненных всевозможными напитками, которые, было не кем испробовать…мимо открытых веранд и закрытых ресторанов. Здесь время остановилось, сказка замерла, а сказочная фея улетела, забрав с собою всё живое, но оставив всё сущее. Вот так, при хорошей фантазии, из детской сказки, можно сделать сюжет для леденящего «хоррора-ужастика».

Уже на выходе мы, наконец-то увидели пару-тройку людей и даже одну собаку. Чары сказки постепенно развеялись, а подошедший в скором времени автобус, увёз меня из этого прекрасного, но странного места. Сидя в автобусе, я в последний раз кинул взгляд на чудный город-парк, где есть место неведомым существам, исполненных очей, причудливой архитектуре сказочного мира, дивным подданным царства Флоры, что разноцветными телами заполнили клумбы и газоны, эфемерным коллажам зачарованной осени и вполне реальным великанам – в образе трёхногого худющего Существа и катящегося ему на встречу мегаскопического Колеса. Несмотря на осеннюю хмурь, Мтацминда посылала мне своё благоволение видеть меня заново…

Не сейчас…но когда придёт время…

"Сейчас же, гигантское сооружение нависло надо мною, во всей своей окольцовано-возвышенной красоте!.."
"Сейчас же, гигантское сооружение нависло надо мною, во всей своей окольцовано-возвышенной красоте!.."
"Уж я и кричал, и стучал, и по хулигански залез сначала, на само колесо, затем за стеклянные заграждения, разделяющие, простёршуюся под ногами бездну – от бетонной платформы колеса обозрения."
"Уж я и кричал, и стучал, и по хулигански залез сначала, на само колесо, затем за стеклянные заграждения, разделяющие, простёршуюся под ногами бездну – от бетонной платформы колеса обозрения."
Сидя на жердочке, как легковесный птах, я чувствовал себя небесным, горним жителем и задыхался от острого восторга. Далеко внизу простирался город… Умытый осенним дождём он нехотя просыпался, зябко кутаясь в мокрую простыню тумана
Сидя на жердочке, как легковесный птах, я чувствовал себя небесным, горним жителем и задыхался от острого восторга. Далеко внизу простирался город… Умытый осенним дождём он нехотя просыпался, зябко кутаясь в мокрую простыню тумана
У самого подножья, даже максимальное разгибание шеи, до ломоты, не помогало и приходилось ещё прогибаться в позвоночнике, что бы охватить всем взглядом высоченное сооружение, похожее на химеричное трёхногое существо
У самого подножья, даже максимальное разгибание шеи, до ломоты, не помогало и приходилось ещё прогибаться в позвоночнике, что бы охватить всем взглядом высоченное сооружение, похожее на химеричное трёхногое существо
Сумрачность дождливого дня, фигуры сказочных существ, при полном отсутствии людей, странная тишина и вид, утонувшего – в молочном киселе – города…придавало этому месту, жутковатую загадочность, а окружающая нас явь, выглядела ирреальной и тревожной
Сумрачность дождливого дня, фигуры сказочных существ, при полном отсутствии людей, странная тишина и вид, утонувшего – в молочном киселе – города…придавало этому месту, жутковатую загадочность, а окружающая нас явь, выглядела ирреальной и тревожной
"Здесь время остановилось, сказка замерла, а сказочная фея улетела, забрав с собою всё живое, но оставив всё сущее. "
"Здесь время остановилось, сказка замерла, а сказочная фея улетела, забрав с собою всё живое, но оставив всё сущее. "
"Это чувство усиливалось, когда в абсолютной тишине, мы проходили мимо столиков кафе, таких уютных, но таких пустых и одиноких…"
"Это чувство усиливалось, когда в абсолютной тишине, мы проходили мимо столиков кафе, таких уютных, но таких пустых и одиноких…"
"...мы проходили...мимо стеклянных холодильников, наполненных всевозможными напитками, которые, было не кем испробовать…мимо открытых веранд и закрытых ресторанов. "
"...мы проходили...мимо стеклянных холодильников, наполненных всевозможными напитками, которые, было не кем испробовать…мимо открытых веранд и закрытых ресторанов. "
"...где есть место...дивным подданным царства Флоры, что разноцветными телами заполнили клумбы и газоны..."
"...где есть место...дивным подданным царства Флоры, что разноцветными телами заполнили клумбы и газоны..."
"Несмотря на осеннюю хмурь, Мтацминда посылала мне своё благоволение видеть меня заново… Не сейчас…но когда придёт время…"
"Несмотря на осеннюю хмурь, Мтацминда посылала мне своё благоволение видеть меня заново… Не сейчас…но когда придёт время…"
vakkula, 11 марта 2012
Новый комментарий:
Добавить >>
Смотрите также:
Что это за место?